Старший следователь СУ СКР по Башкирии Максим Кузнецов раскрыл некоторые секреты профессии.

- Среди самых популярных сериалов о криминале и расследованиях - «След», «Тайны следствия», «Метод Фрейда», «МосГаз». Как вы относитесь к подобным фильмам и сериалам? Смотрите ли сами? Как вы считаете, какой из них наиболее приближен к действительности? Как вы можете объяснить, почему такие фильмы так популярны?

- В подобных сериалах достаточно много вымысла. По каждому сериалу, конечно, сказать не могу, потому что смотреть все это нет времени. Могу только сказать, что сериал «Тайны следствия» когда-то очень давно я смотрел, еще в школьные годы, вот там еще хоть как-то было близко к правде, потому что следователь там хотя бы расследует дела, а не бегает с пистолетом по городу и не ловит преступников физически. Все остальные сериалы, например, «След» - сказка абсолютная.

Я считаю, что такие сериалы все равно нужны, потому что они показывают технические возможности следствия, которые, на самом деле, достаточно широкие в настоящий момент, и по большому счету пробуждают интерес к этой профессии, потому что 80% следователей, которые сейчас работают и которые работали до этого, они, наверное, пришли именно за этой романтикой, которая была описана в книгах и сериалах. В последующем они уже увидели настоящую работу. Кому-то понравилось, и они остались в профессии, а кому-то нет, и те ушли.

-Ваше первое дело, которым вы занимались. Помните ли Вы детали? Насколько быстро удалось его раскрыть?

- Да, конечно помню. Но тут есть небольшой нюанс. Первое дело, которым я занимался, было еще в те времена, когда я был стажером, помощником следователя. Мне запомнилось первое дело, которое я практически самостоятельно расследовал еще будучи помощником следователя, то есть под его контролем я проводил проверку и готовил проекты документов по нарушению правил техники безопасности при производстве строительных работ. То есть человека убило током на предприятии во время строительства. Это было достаточно необычное дело, потому что таких дел обычно расследуется мало в следственном комитете.  Было интересно и достаточно сложно, в конечном итоге удалось отправить дело в суд, в результате чего виновного осудили.

Когда я пришел уже непосредственно на работу, первым моим самостоятельным делом оказалась дача взятки сотруднику полиции в размере 1000 рублей, это было проходное и не совсем интересное дело.

- Какое дело было самым интересным в Вашей практике, на Ваш взгляд, и почему?

- Было несколько дел, которые оказались для меня наиболее интересными. Наверное, с точки зрения профессионала и обывателя, «интересные дела» – это разные понятия. Мне, как человеку с определенным опытом, интересны дела, которые сложны в доказывании, которые не имеют определенной практики расследований, к таким делам относятся определенные экономические преступления. Среди них были интересны дела о нескольких захватах предприятий, имущества и другие экономические преступления, но я не думаю, что это будет интересно читателям.

Достаточно интересны бывают убийства, которые были совершены в условиях неочевидности, то есть когда лицо, совершившее убийство, не было известно в самом начале. Например, убийство в микрорайоне Нижегородка. Убили сторожа одного из рынков. Этим делом сначала занимался другой следователь, но следственные действия не принесли нужного результата, так как преступники попытались уничтожить следы, убив сторожа ледорубом и уничтожив видеозаписи с камер наблюдения. Но, в конечном итоге, благодаря опытным сотрудникам отдела криминалистики была создана следственная группа, в которую я вошел как обычный следователь. В ходе допроса нам с коллегами удалось установить, что причастность к совершенному преступлению имеют двое граждан республики Узбекистан, которые ни в чем, естественно, не признавались. Однако, из-за противоречивых показаний, удалось установить причастность одного из них, а также тот факт, что второй его покрывал. В конечном итоге было назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы убийце.

- Какие мотивы были у преступников?

- Мотивы, как и в 95% совершенных преступлений насильственного характера – это пьянка. Они в состоянии алкогольного опьянения что-то не поделили. Эта статистика, конечно, не точная, но, по моему мнению, именно так чаще всего и происходит.

- Методики, которые используют следователи, занимающиеся расследованием преступлений. На что они в первую очередь обращают внимание? Как выстраивается цепочка действий следователя, какие вопросы задаются в самом начале самыми первыми?

- В зависимости от категории совершенного преступления существуют естественные методики – это обширный раздел науки криминалистики: методика расследования преступлений, наряду с тактикой и техникой расследований преступлений. Экономические преступления расследуются достаточно неспешно, они направлены на сбор доказательств документального характера, допросы там по большому счету вторичны. Именно в насильственных преступлениях против личности первичное – это допросы, потому что первичную информацию дают именно люди, которые рассказывают о деталях преступления, это и потерпевшие, и свидетели, также очень важна экспертиза.

У следственного комитета совместно с органами полиции уже достаточно тесная связка отработана в ходе осмотров места происшествия и других следственных действий. Изымаются следы преступления, например, кровь и другие биологические жидкости, волосы, отпечатки пальцев, которые в последующем отправляются на экспертизу. С помощью экспертов, сотрудников Минздрава - судмедэкспертов и сотрудников МВД, после проведенных экспертиз появляются доказательства вины конкретного человека. Есть алгоритмы расследований, но методика всегда индивидуальна.

Существуют различные стадии допроса и ситуации, в которых это все происходит. Можно разделить на допрос в конфликтной ситуации и бесконфликтной. Например, если человек признает вину в совершенном преступлении и, возможно, раскаивается, то, естественно, допрос будет направлен на уточнение каких-либо деталей, которые он помнит, или возможно забыл, но которые важны для следствия. Тогда допрос будет проходит в более спокойной и ненапряженной обстановке. При допросах в конфликтной ситуации используются различные техники и тактики, например, необходимо в какой-то момент уличить человека во лжи в ходе допроса, а иногда следствию выгодно полностью записать показания человека, который очевидно врет. Какой-то объем информации следователь все равно знает, но не раскрывает этого своему допрашиваемому лицу. Иногда лучше записать все, что он говорит, чтобы позже разоблачить преступника, чтобы у него не осталось места для маневров. Опять же это все сугубо индивидуально.

- Работа со свидетелями. Какая защита и при каких условиях им предоставляется? Действительно ли все свидетели обладают хорошей памятью и запоминают преступников?

- Да, действительно, это вопрос, который многих интересует. Некоторые свидетели достаточно хорошо запоминают, как выглядел преступник, а некоторые вообще не помнят даже имени и лица человека, с которым он долго находился в одной комнате. Вся работа следователя направлена на то, чтобы помочь свидетелю вспомнить обстоятельства произошедшего, не привнося в него никаких своих домыслов. Дело в том, что у следователя во время расследования преступления формируется свое определенное представление о том, что произошло. Это действительно тонкая грань, когда при допросе свидетелей и потерпевших не выдаешь свои мысли за мысли того, кого допрашиваешь. В этом и заключается профессионализм. Основная функция у следователя одна – рассказать суду о том, как, что и где произошло на самом деле, потому что в последующем этой позиции, которую сформирует следствие, будут придерживаться прокурор и защита обвиняемого будет пытаться ее разбить.

Многие свидетели, особенно по насильственным преступлениям, опасаются мести со стороны людей, которых они выведут на чистую воду своими показаниями. Существует достаточно серьезная система защиты свидетелей в плане защиты их от посягательств лиц, совершивших преступление. Органами МВД осуществляется физическая защита. У МВД Башкирии существует специальное подразделение, которое занимается защитой свидетелей. Это могут быть различные формы защиты, в зависимости от того, какая угроза для конкретного человека существует. Они могут дать специальную кнопку оповещения, которая будет сигнализировать, готовым выехать в любой момент сотрудникам о том, что свидетелю грозит опасность, вплоть до полной защиты – переезда в другое место жительство. Например, в специальную квартиру, принадлежащую МВД.  Опять же, решение об этом принимает следователь. Если есть информация о том, что свидетелю угрожают и пытаются на него давить, то следователь заинтересован в том, чтобы показания его оказались стабильными и ему ничего не угрожало.

- Сейчас все становится электронным, появляются новые технологии. Как изменились методы следователей за последние несколько лет? Какие основные, глобальные изменения?

- Только я работаю более 4 лет и сейчас действительно изменения идут достаточно быстро. Об этом можно судить по опыту изучения прошлых дел и по тем делам, которые возобновлялись и раскрываются в настоящее время. Наука шагнула далеко вперед. Сейчас основная деятельность – раскрытие преступлений прошлых лет. С помощью методов геномной экспертизы и экспертизы ДНК раскрываются преступления, которые были совершены в 80-90-х годах. Например, какие-то изнасилования или убийства. Сейчас при проверке сотрудник полиции или следственного комитета может найти совпадение, и так может быть раскрыто преступление, которое было совершено 20-30 лет назад. Насколько я знаю, в прошлом году в Башкирии было зарегистрировано несколько таких фактов.

Еще у отдела криминалистики на вооружении имеется устройство, которое позволяет извлекать из мобильных телефонов информацию, которая была удалена. Таким образом могут быть восстановлены переписки и смс, факты использование интернета и удаленные фото и видео записи. Это очень помогает в доказанности, например, насильственного преступления, когда человек мог снимать на телефон совершение преступления. Еще 10 лет назад такого не было, могу сказать, что работать сейчас значительно легче и эффективнее.

- При постоянном столкновении с негативом, преступностью, убийцами как не озлобиться?

- Это опять же индивидуально. Я думаю, что в следственной работе остаются люди, которым все это интересно. В следственную работу за деньгами приходить невозможно. Да, у нас достойная зарплата, но работа требует полной самоотдачи. Помогают родственники, друзья. Мы пытаемся им уделять как можно больше времени, не всегда, может быть, это получается, но помогают именно те люди, которые рядом. Нужно, конечно, как-то отвлекаться. Кто-то занимается спортом, кто-то читает. Я думаю, смысла озлобляться нет, потому что если люди ломаются на работе, они могут уйти на пенсию или сменить род деятельности.

Миф 1. Детектор лжи можно обмануть.

- Я так понимаю, мы говорим про полиграф. Он широко используется в настоящее время в следственной практике, но больше - как ориентирующее орудие. Само по себе, как доказательство в суде, оно может быть только вторичным. Нельзя с помощью детектора лжи определить виновен человек или нет. Обмануть его достаточно сложно, потому что мы сами того желая, не можем уменьшить ток сопротивляемости пальцев и заставить сердце биться в другом темпе. Но, были случаи, когда детектор лжи просто не мог зарегистрировать есть реакция или нет. Все же я считаю, что его обмануть достаточно сложно, почти невозможно.

Миф 2. Следы преступника на месте преступления остаются всегда.

- Да, это правда. Невозможно совершить преступление и не оставить следов. Другое дело, каким будет объем этих следов и будет ли возможность их увидеть. То есть, по насильственным преступлениям, с нынешним развитием техники, мы можем изымать мельчайшие микрообъекты, например, чешуйки кожи, волоски, капли жидкости. Сейчас уже все идет к тому, что практически каждое преступление возможно раскрыть и привлечь преступника к ответственности.

Миф 3. Кровь легко смыть.

- Да, действительно, кровь достаточно легко смыть, чтобы ее не было видно, однако, возвращаясь к предыдущему мифу отмечу, что кровь все же остается в микротрещинах и порах. Даже если очень хорошо помыть руки или лезвие ножа, на этом ноже в микротрещинах останется достаточное количество крови, по которому эксперт-генетик может определить, кому она принадлежит.

Миф 4. При поступлении информации о пропаже человека сотрудники правоохранительных органов всегда просят подождать три дня и оттягивают момент до последнего.

- Это однозначно миф, потому что любое сообщение о пропаже регистрируется специализированным органом. Если вы позвонили в полицию и сообщили о пропаже человека, то уже сам факт звонка регистрируется полицией и начинается работа. Есть определенные нюансы в поисках пропавших, потому что нередко человек, которого объявляют исчезнувшим, на самом деле остается у друзей или уезжает в другой город. К каждому случаю подход индивидуальный, но, например, очень оперативно реагируют на пропажу маленьких детей и несовершеннолетних. Сразу же после получения такого сообщения в работу включается не только полиция, но и сотрудники следственного комитета.

Миф 5. Найденная пуля всегда поможет найти преступника.

- Насчет всегда это, наверное, все-таки миф, потому что каждый след индивидуален и может не нести особых следов. То есть на пуле есть следы, которые оставляет нарез дула и так далее. Если пуля настолько сильно деформирована, что невозможно увидеть эти нарезы, то она нам подскажет только модель оружия и возможную дистанцию выстрела. Но, опять же, это не мало. Поэтому, найденная пуля не всегда, но все же помогает восстановить картину преступления.

Карина Мамаева, фото ГорОбзор.ру
13:41 16.01.2018